Франшизы месяца:

Бесплатный бизнес-подбор

Мы подберем для Вас лучшее предложение по открытию бизнеса за 14 секунд

Начать

За деньгами в небо: как заработать на парашютном спорте

На парашютном спорте можно заработать, но пока некому. Наравне с другими экстремальными видами спорта скайдайвингом, в первую очередь, увлекаются юристы, менеджеры среднего и высшего звена, IT-специалисты, то есть те, кто на работе испытывает нервное и физическое перенапряжение.

«Ну, что я могу сказать о человеке, который потратил несколько тысяч долларов, чтобы прыгнуть из нормально летящего самолета вниз головой с мешком тряпок за спиной?» — шутит врач-психиатр в райвоенкомате, оглядывая нестройную шеренгу страждущих получить справку-разрешение на прыжки с парашютом. И на зависть местному военкому с улыбкой ставит штампик «здоров». Удивительное дело, но среди всей команды парашютистов-любителей не оказалось ни одного годного к строевой службе и, соответственно, служившего в армии.

Скайдайвинг (skydiving, англ., досл. — «ныряние в небо») постепенно становится популярным времяпрепровождением украинского среднего класса. Под этим общим почти для всех парашютных дисциплин названием скрывается около десяти различных способов парения к земле. Наравне с другими экстремальными видами спорта скайдайвингом, в первую очередь, увлекаются юристы, менеджеры среднего и высшего звена, IT-специалисты, то есть те, кто на работе испытывает нервное и физическое перенапряжение.

За возможность отдохнуть от бешеного ритма жизни и дать волю эмоциям они готовы платить от 80 до 160 грн за один прыжок. Как отмечает Дмитрий Карпеков, президент Ассоциации «ПАРА-СКУФ» и вице-президент Федерации парашютного спорта Украины (ФПСУ), практически все скайдайверы — люди с достатком выше среднего. Они готовы платить и больше за соответствующий сервис и инфраструктуру. Именно этого в Украине пока и не хватает.

По данным ФПСУ, в нашей стране насчитывается около 30 авиаспортклубов (АСК), имеющих разрешение на организацию прыжков с парашютом. Вроде бы не так уж и мало для удовлетворения возросшего спроса. Между тем современных дропзон (ДЗ, от англ. dropzone — зона выброски), раз-два и обчелся. Большинство аэроклубов работают по старинке, сохранив еще ДОСААФовские подходы к работе и отношение к скайдайверам. По сути, бизнесом на парашютистах занимаются пока либо фанаты своего дела, для которых прибыль — не главное, либо правопреемники организаций, владевших аэроклубами до развала спортивных структур СССР. Но, как показывает опыт соседней России, не говоря уже о США и Европе, очень скоро на смену любителям придут профессионалы. Тот, кто сейчас вкладывает средства в организацию современного аэроклуба, обеспечивает себе стабильный доход в будущем.

Здесь вам не там

В советское время с парашютом прыгали две категории населения: военные и спортсмены. После развала СССР постепенно прекратилось финансирование спортклубов, формировавших резерв ВДВ. Общество содействия обороне Украины (ОСОУ), наследник ДОСААФ, ничем не могло помочь АСК, которые были убыточными. Более-менее стабильная работа дропзон возобновилась только в 2000 году, когда к скайдайвингу проявил интерес украинский средний класс. Состоятельную публику потянуло на экстрим.

Однако качество услуг, предлагаемых клубами, совершенно не соответствовало возросшим запросам парашютистов. В клубах, ранее входивших в ДОСААФ, прыжки осуществлялись на круглых неуправляемых парашютах еще советского производства, по советским же программам подготовки. Современная техника и программы обучения не использовались. Изношенные парашюты, нередко выработавшие свой ресурс, безусловно, добавляли острых ощущений, но безопасности не гарантировали. Поэтому сначала в соседней России, а затем и в Украине начали появляться ДЗ, предлагающие современные и безопасные программы обучения прыжкам с парашютом.

В Украине таких ДЗ пока всего три: две под Киевом и одна под Днепропетровском. Но и они уже не всегда могут удовлетворить растущий спрос. Например, на ДЗ «Бородянка» (Ассоциация «ПАРА-СКУФ», Киевская область) приезжают не только киевские парашютисты, но и скайдайверы из Львова, Луганска, Одессы... В прошлом году на этой ДЗ было совершено, по словам Дмитрия Карпекова, более 14 тысяч прыжков. В то время как для большинства бывших ДОСААФовских клубов норма 2-3 тысячи за сезон (обычно с апреля по октябрь, пока позволяет погода). Для сравнения: на каждой из ведущих российских ДЗ (Ступино и Коломна) совершается по 80 тыс. прыжков в год — это примерно равно годовому количеству прыжков во всех аэроклубах Украины.

Рентабельность успешно работающих украинских дропзон — 10%. Она достигается благодаря применению нового прыжкового оборудования и современных программ подготовки. Именно это привлекает клиентов, которые платят не только за прыжки и аренду снаряжения, но и за дополнительные услуги.

Повысить доходность этого бизнеса можно, увеличив пропускную способность ДЗ и предложив ряд дополнительных услуг. Например, в Европе и США ДЗ располагают как минимум тремя самолетами, что обеспечивает практически беспрерывные прыжки всех желающих. Помимо этого, есть два-три тандем-инструктора, укладчики, тренеры по различным парашютным дисциплинам и видеооператоры. На аэродроме обязательно присутствует страховой агент. Прыгать, не оформив страховку ответственности перед третьими лицами, в Европе и Америке нельзя.

Дополнительный сервис: учебный класс, мини-отель, парковка с охраной, бар или кафе, магазин парашютного снаряжения. Работают ведущие ДЗ, например, испанская Эмпуриябрава, американские Делэнд и Аризона, круглый год, почти без выходных. Несмотря на существенные регулярные затраты на поддержание техники и сооружений в исправном состоянии, дропзоны остаются весьма доходным предприятием. По словам Дмитрия Карпекова, упомянутые американские ДЗ, где совершается около 300 тыс. прыжков в год, работают с рентабельностью 60%.

Чтобы создать ДЗ европейского уровня, необходимо инвестировать от $200 до $600 тыс., считает Алексей Шарадкин, директор компании SkyWideSystems (SWS, производство и обслуживание парашютной техники). И это только в случае, когда ДЗ создается на основе уже существующего аэроклуба (как, например, создавалась Ассоциация «ПАРА-СКУФ». — Подробнее см. интервью Дмитрием Карпековым на стр. 66). Тогда основные затраты придутся на аренду или покупку летательного аппарата, приобретение парашютной техники, организацию инфраструктуры. Если же инвестор намерен начинать «с нуля», сумма увеличивается в два-три раза — придется строить взлетно-посадочную полосу, административные здания, подводить коммуникации и т. п.

Кроме того, придется заплатить за выдачу различных разрешений и согласований: от разрешения на организацию парашютных прыжков и регистрацию летательного аппарата в Государственной авиационной администрации до получения лицензий и согласований времени и высоты полетов.

Торговля — двигатель прогресса

Создание полноценной дропзоны со всей инфраструктурой — это лишь один из способов зарабатывать деньги на увлечении людей парашютным спортом. Гораздо проще организовать бизнес по продаже скайдайверам разнообразного парашютного снаряжения и аксессуаров. Открытие магазина обойдется существенно дешевле строительства аэродрома. Зато стоимость полного снаряжения парашютиста-профессионала может достигать $10 тыс. Минимальный комплект снаряжения для прыжка состоит из парашютной системы (ранец, основной и запасной парашюты), страхующего прибора, звукового сигнализатора высоты (на жаргоне парашютистов — «пищалка»), визуального высотомера, шлема и специальной одежды. Высокие цены обусловлены как сложностью экипировки, так и тем, что большая часть снаряжения импортируется.

Самостоятельно покупать снаряжение за границей скайдайверам невыгодно. Накладные расходы по доставке товара в Украину (в том числе уплата пошлины) удорожают покупку на 10-15%.

Поэтому большинство отечественных парашютистов предпочитают заказывать парашютные системы через официальных дилеров, таких как интернет-магазин ПараМаг. Есть компании, представляющие продукцию сразу нескольких зарубежных марок, напрмиер, SkyWideSystems. Бывает, что торговая компания привязана не к бренду, а к аэроклубу. Круг их клиентов ограничен парашютистами, совершающими прыжки на ДЗ этого клуба.

Магазин по продаже снаряжения для прыжков работает как стол заказов. В лучшем случае — это небольшая комната в административном здании аэроклуба с образцами наиболее ходового товара и каталогами продукции. Товар заказывают у производителя только после получения 100% предоплаты. Таким образом, собственные средства в закупку товара дилер не вкладывает.

Мало того, многие производители готовы отпускать товар при 80% предоплате, что оставляет возможность для маневра. Магазину проще получить скидку на товар (от 20% до 30%), поэтому заказанное снаряжение порою продается даже дешевле, чем предлагает розничному покупателю производитель. Но, как объяснил Михаил Алексеенко, директор компании CGL Сenter Blade, для получения права на скидку магазин вынужден собирать несколько заказов, чтобы отправить общую заявку производителю. В результате клиенту приходится ждать товар минимум 2-3 недели (а иногда несколько месяцев).

Получить статус официального дилера брендовой западной парашютной компании, например, Performance Designs, тоже не просто. Алексей Шарадкин рассказывает, что наладить контакты с западными производителями ему помогло личное знакомство. Несколько месяцев Алексей жил в США и совершал прыжки на американских ДЗ, одновременно налаживая контакты с производителями парашютной техники.

Дело в том, что продавец парашютной техники сам должен быть известным и опытным скайдайвером, за плечами которого как минимум 1000 прыжков. Поскольку продавец опосредованно отвечает за безопасность клиента: например, есть несколько фирм, продукцию которых Алексей настоятельно не рекомендует покупать. «Продать очень быстрый парашют очень известной и уважаемой западной компании неопытному скайдайверу — значит, отправить его на больничную койку или в морг, — убежден господин Шарадкин, — именно продавец должен оценивать адекватность выбора парашютиста его опыту». Торговля парашютным снаряжением обеспечивает рентабельность в среднем 25%.

Очумелые ручки

Чтобы увеличить доход, помимо продажи различных необходимых и просто полезных для парашютиста вещей, большинство дилеров зарабатывают еще и на сопутствующих услугах. Например, компания SkyWideSystems предоставляет своим клиентам 15 дополнительных услуг, в том числе обучение укладке парашютов, стирку ранца, установку страхующего прибора и многое другое. Кстати, укладывать запасной парашют и устанавливать страхующий прибор имеют право только специально обученные и сертифицированные производителем парашютной техники люди — риггеры. Помимо укладки и переукладки запасного парашюта (раз в три-четыре месяца, согласно требованиям безопасности ЗП, должен быть переуложен), они также могут ремонтировать снаряжение и после согласования с производителем вносить некоторые доработки в конструкцию системы.

Стоимость услуг риггера составляет от $5 до $200 в зависимости от сложности работы, вроде бы и не так уж мало. Однако Алексей Шарадкин говорит, что полученных от риггерских услуг денег едва хватает на оплату аренды помещения и покрытия текущих расходов. «Количество регулярно прыгающих скайдайверов на киевских ДЗ едва ли превышает тысячу человек. Для того чтобы риггерская мастерская приносила стабильный и заметный доход, необходимо как минимум втрое больше, да и то при условии, что у нее не будет конкурентов», — считает эксперт. Соответственно, делать ставку только на создание парашютной мастерской нельзя. Стабильного дохода она не принесет. Ремонт снаряжения имеет смысл предлагать только в комплексе с другими услугами.

Впрочем, SWS занимается не только продажей и обслуживанием парашютного снаряжения. В планах компании — разработка и производство ранцев для скайдайва и BASE (прыжки с неподвижных объектов). По словам предпринимателя, конструировать ранцы он начал «для души», не слишком заботясь о коммерческой выгоде. Начальные инвестиции для производства ранцев невелики — $5-7 тыс. на приобретение оборудования и около $2 тыс. на материалы. Основные средства придется вложить на следующих этапах:

· тестирование произведенной техники на соответствие стандартам;

· на опытную эксплуатацию (на каждом ранце до начала серийного производства должно быть совершено не менее 300 прыжков);

· на европейскую сертификацию ETSO.

Общий бюджет проекта может превысить $20-30 тыс. При этом цена ранца не должна превышать $1,5 тыс., иначе могут возникнуть сложности со сбытом.

Кроме SkyWideSystems, производством ранцев занимаются полтавская компания Spark, одесская Skyporter и феодосийское ООО «Передовые технологии парашютостроения». Одесситы специализируются на производстве т. н. «бюджетной» техники. Феодосийское предприятие существует в основном за счет госзаказов, производя парашюты и ранцы для украинской армии и спецподразделений МВД, СБУ, МЧС.

Есть среди украинских умельцев и мастера, специализирующиеся на изготовлении аксессуаров, прежде всего шлемов и комбинезонов. Впрочем, по мнению Михаила Алексеенко, подобные производства нельзя назвать полноценными: «Большинство мастеров выполняют заказы от случая к случаю, стабильного количества заказов никто из них не имеет, и производство тех же шлемов для них лишь подработка, не являющаяся основным доходом».

Большинство производителей, кстати, старается максимально расширить линейку предлагаемой продукции. Например, российская компания «ПараАвис», помимо производства техники для скайдайва, занимается разработкой и продажей парапланов, дельтапланов и т. д. Похожая стратегия и у украинской компании «Аэрос» — из парашютной техники она производит только купола для Ground-Launch (полеты вдоль склона горы), но при этом выпускает мотодельтапланы, планеры и парапланы. По мнению Алексея Шарадкина, узкая специализация, например, производство исключительно парашютов или ранцев, резко ограничивает конкурентоспособность компаний — спрос на продукцию сравнительно небольшой и объем заказов не позволяет предприятию успешно функционировать. Впрочем, из этого правила существуют исключения. Компания Skylark изначально была ориентирована лишь на производство основных куполов для скайдайва, что не помешало ей успешно развиваться и на равных конкурировать с западными производителями.

--------------------------------------------------------------------------------
На чем можно заработать
1. Производство парашютного снаряжения — основных куполов, ранцев, одежды, аксессуаров.

2. Продажа парашютного снаряжения зарубежных производителей.

3. Обслуживание паратехники — ремонт, доработка etc.

4. Организация прыжков.

5. Коучинг — обучение спортсменов различным парашютным дисциплинам.

--------------------------------------------------------------------------------
Экспертиза
Неземное удовольствие

Президент Ассоциации «ПАРА-СКУФ» Дмитрий Карпеков о том, как заработать без отрыва от аэрохобби

Сколько денег понадобилось вам для организации Ассоциации «ПАРА-СКУФ»?

— Ассоциация была зарегистрирована в 2000 году. Тогда начальные вложения были сравнительно невелики — около $50 тыс. Эти деньги ушли на получение разрешений и согласований, аренду вертолета, покупку нескольких парашютных систем. В Бородянке еще в советское время существовал аэроклуб, и мы использовали его материально-техническую базу. Вертолет арендовали у военных за разумную плату. Сам аэродром арендовали на льготных условиях, так как президент компании-владельца (Корпорации АС) был тоже заинтересован в создании хорошо оснащенной ДЗ.

Когда удалось вернуть вложенные деньги?

— А кто сказал, что они вернулись? (Улыбается.) Если серьезно, то крайне сложно провести калькуляцию и сказать: вот наши вложения и вернулись они такого-то числа такого-то года. Мы постоянно реинвестируем полученные средства — аренда и обслуживание самолетов, закупка новых парашютных систем, развитие инфраструктуры. Но каждая вложенная тысяча через два-три года приносит несколько тысяч, которые в свою очередь направляются на развитие Ассоциации. Вот собираемся покупать собственный самолет, значит — потребуются новые инвестиции.

Вы хотите сказать, что этот бизнес нерентабелен?

— Почему нерентабелен? Если ДЗ организовываются — значит, кому-то это нужно. В первые годы мы только вкладывали деньги в развитие Ассоциации, но сейчас за счет объемов (количества совершенных прыжков) можно заработать. Пусть и не миллионы, как в Америке, но все же.

Что лично вам принес этот бизнес?

— Прежде всего я получил и получаю колоссальное моральное удовлетворение. ПАРА-СКУФ — наше детище. Видеть, как оно развивается, выходит на новый уровень — все это дает мощный положительный эмоциональный заряд. Кроме того, организовывая дропзону, я не думал о прибыли. Мне хотелось показать отечественным парашютистам, какие условия для скайдайверов можно создать, если задаться этой целью. Вместе с тем одна из целей основания Ассоциации — создать условия для тренировок и профессионального роста нашей команды-четверки по групповой акробатике. С этой точки зрения, вложенные инвестиции уже вернулись — команда существует более 6 лет, занимает призовые места на украинских и международных соревнованиях, спортсмены (в том числе и я) имеют возможность регулярно совершать прыжки и повышать свое мастерство.

Беседовал Иван ЗАЙЦЕВ

Наталья НЕПОРОЖНЯЯ

Источник: kontrakty.com.ua - КОНТРАКТЫ

Другие статьи на тему «парашютный спорт»
Получить предложения по открытию бизнеса, в этой сфере

Внимание! Все поля обязательны для заполнения!

*Статье более 5 лет. Может содержать устаревшие данные