Готовые руководства по открытию любого вида бизнеса


Свое дело: реалии ювелирного бизнеса

(ОКВЭД 2) Раздел G: Торговля оптовая и розничная; ремонт автотранспортных средств и мотоциклов
(ОКВЭД 2) 47.77 Торговля розничная часами и ювелирными изделиями в специализированных магазинах

Инвестиции от 35 000 000 руб.

Все материалы по тегу: ювелирный бизнес


В социалистическую эпоху «ювелирное дело» было структурным подразделением Министерства легкой промышленности и после распада СССР благополучно вместе с ним развалилось.

На дно ушли все заводы-монополисты, работавшие с драгметаллом и драгкамнями. Чтобы страна окончательно не превратилась в сырьевой, в данном случае золотой и бриллиантовый, придаток Запада, Борис Ельцин в 1993 году дал зеленый свет развитию частного ювелирного бизнеса.

Многие российские, в том числе и уральские, ювелирные компании в этом году празднуют свое 15-летие. За это время оборот рынка вырос до $4,65 млрд (в 2008 году прогнозируется прирост на 13%). По мнению директора по маркетингу компании «Адамас» Павла Сидоренко, ювелирный рынок стал одним из самых динамично развивающихся сегментов розничной торговли в России, и если в 2000 году его треть приходилась на Москву и Московскую область, то теперь лидерами могут стать Поволжье, Урал и Юг. Однако екатеринбургские представители ювелирного ритейла считают, что это слишком громко сказано.

«Столица всегда останется цитаделью роскоши и благосостояния, поэтому именно там всегда будет сконцентрирован ювелирный бизнес. В Екатеринбурге нет такого высокого «бриллиантового» спроса, такого количества покупателей, как в Москве, такого количества истинных ценителей, как в Санкт-Петербурге, — полагает директор сети магазинов «Ринго» Надежда Ялунина. — Неприятно признавать, но все-таки на Урале нет культуры ношения украшений. В столице развивать бизнес проще: другой уровень коммуникации, тем более что Москва замкнула на себе все авиаперелеты. Все равно все подписывают договоры в Москве, едут за товаром в Москву, пафосные ювелирные выставки проводятся именно там. Я думаю, корректнее говорить, что рынок в целом переживает второе возрождение после затяжного периода стагнации, вызванного дефолтом. Сейчас, несомненно, наблюдается увеличение спроса на ювелирную продукцию, причем на товары класса премиум — на украшения с камнями первой группы (бриллианты, сапфиры, рубины, изумруды). Хотя лично у меня есть сомнения по поводу «возрождения» — не агония ли это?»

Свое дело в ювелирном бизнесе: растет ли золотой теленок?

Вопрос повисает в воздухе, потому что четко спрогнозировать развитие отрасли в ближайшие несколько лет никто не берется. Муниципалитет видит только лишь обострение конкуренции среди ювелирных ритейлеров, в особенности после захода на рынок санкт-петербургской сети «585», и увеличение числа игроков. В марте вице-мэр Екатеринбурга Виктор Контеев на совещании с представителями отрасли заявил, что местным, уральским ювелирам стоит подумать по поводу стратегии дальнейшего развития предприятий — в противном случае федеральные сети переманят всех клиентов. На сегодняшний день, по данным Комитета по товарному рынку городской администрации, в Екатеринбурге работает одна международная сеть, четыре федеральных и три уральские. В общей сложности на начало 2008 года в столице Урала начитывалось 100 магазинов различной величины и «классности». При этом только руководство «585» в течение этого года обещало увеличить число точек до 26, с учетом того, что работает уже десять.

В отличие от представителей уральского ювелирного ритейла, пессимистично настроенных относительно развития отрасли, компании-производители смотрят на ситуацию под другим углом. «Если обратиться к аналитике за последние три года, можно увидеть: эскалация ювелирного рынка настолько велика, что стоит говорить не о процентном соотношении показателей за различные периоды времени, а о его увеличении в разы. Но Екатеринбург, естественно, никогда не превратится в Москву, не будет развиваться подобными темпами, — считает коммерческий директор ОАО «Ювелиры Урала» Светлана Храмова. — Я думаю, в ювелирной отрасли произойдет то же самое, что и в легкой промышленности 15 лет назад: после открытия внешних границ в Россию хлынул китайский товар, и потребитель предпочел его товару отечественных фабрик; потом на рынке появились более дорогие вещи уже из Европы — те, у кого есть возможность, стали одеваться в бутиках, но при этом китайский рынок остался и имеет свою клиентуру. После появления сети «585», которая демпингует цены на ювелирные изделия, ателье «Ринго», где представлены украшения премиум-класса, не прекратило своего существования».

Однако, несмотря на увеличение числа торговых точек ювелирного ритейла, как производители, так и продавцы сходятся во мнении, что за 15 лет существования частного ювелирного дела в России так и не сформировались благоприятные условия для ведения самого красивого и изысканного бизнеса.

Сдерживающие рост рынка факторы:

более высокая себестоимость продукции российских производителей по сравнению с аналогичной зарубежной продукцией, вызванная действующими налогами и таможенными пошлинами;

значительный объем контрабандных и незаконно произведенных ювелирных изделий на российском рынке;

рост импорта ювелирных изделий в Россию, значительно превышающий темпы роста продукции отечественных производителей;

избыточное государственное регулирование рынка ювелирных и других изделий из драгоценных металлов.

Источник — официальный сайт Гильдии российских ювелиров.

Драгоценные айсберги

Директор магазинов «Ринго» Надежда Ялунина на вопрос, почему ювелирный рынок переживает агонию, если товар востребован, открыто заявила: «Потому что бизнес развивается без какой-либо правительственной политики. Узконаправленные отрасли остались «брошенными». Бизнес требует больших капиталовложений (так как полностью завязан на сырье) при длительной окупаемости. Стоимость унции золота на рынке — порядка $900, стоимость бриллиантов намного выше — и все закупки ложатся на плечи производителя. При этом самый короткий период создания ювелирного изделия — месяц, и надо еще учитывать, что продается оно от полугода до года. Деньги «заморожены» на несколько месяцев. Я считаю, что ювелирный бизнес — это самый длинный путь заработка, кроме разве что натурального хозяйства — выращивания овощей».

Кроме того, в создании атрибутов роскоши есть еще две неизбежные проблемы — кредитные ставки и налоги. Для сравнения, в Италии производители получают кредиты под 3–5%, в России минимальная ставка — 12%. К тому же в России введен НДС на все драгсырье, и он тоже лег на плечи производителей (общая сумма налогов в бюджеты всех уровней достигла почти 800 млн рублей, из них 300 млн рублей получил областной бюджет). В Европе налоги платят розничные торговцы или оптовики, которые получают деньги на руки и имеют возможность тут же рассчитаться с государством. В Таиланде в течение трех лет производители ювелирной продукции вообще освобождаются от уплаты налога, плюс к этому в течение пяти лет они платят по минимальным ставкам.

Длительное время высокопоставленные чиновники обсуждают вопрос об отмене НДС на слитки золота. «Я понимаю, что ювелирный бизнес не может быть возведен в ранг национального проекта, потому что он, в общем-то, интересен узкому кругу лиц. Тем не менее в странах, где нашим бизнесом занимаются не первое десятилетие: Италии, Таиланде, Индии — он существует в первую очередь при поддержке государства. В силу того что в России ювелирная отрасль развивается практически самостоятельно, наш товар не может быть конкурентоспособным на мировом рынке», — такой точки зрения придерживается Надежда Ялунина.

«Белому» ювелирному бизнесу не дает развиваться не только отсутствие льготной политики банков и государственной поддержки, но и некоторые «подводные айсберги», верхушка которых видна не всегда. «Мы должны клеймить каждое изделие, даже если оно весит меньше трех граммов», — рассказывает Светлана Храмова

В тех странах, где есть государственное клеймение, эта норма мягче. Например, в Англии минимальный предел массы изделия, подлежащего клеймению, таков: из серебра — 6,47 г, из золота — 1 г, из платины — 0,5 г. Ни в одной из стран не ставят госзнак на все изделия. Однако позиция Главного государственного правового управления при администрации Президента РФ принципиальна по поводу отмены обязательного клеймения: это ослабление роли государственного контроля. Помимо этого, 3 марта на совещании в кабинете заместителя председателя Госдумы РФ Валерия Язева директор Гильдии ювелиров России Валерий Радашевич сообщил: «Мы также предлагаем рассмотреть вопрос добровольного клеймения изделий, поставляемых на экспорт. Швейцария покупала бы у нас золотые корпусы часов с удовольствием. Но зачем им российское пробирное клеймение, если надо ставить еще и свое клеймо, швейцарское? Или мы могли бы поставлять наши изделия в США, но с клеймом российской пробирной инспекции выход на рынок этой страны закрыт для нас».

Проблема клеймения далеко не единственная. На прилавках появляются украшения, которые не соответствуют ГОСТам, заявленным на бирках. Причина? Под видом толлинга ювелирные компании вывозят сырье за границу, а потом ввозят под документами того же сырья готовую продукцию (украшения), которую клеймят как товар, изготовленный в России. В конце 2007 года г-н Радашевич отметил, что относительно операций на давальческом сырье (толлинг) готовится ряд проектов по ограничению числа уполномоченных фирм, осуществляющих данные действия, и введение квот на вывоз золота.

Толлинг — операция по передаче компании-партнеру сырья для переработки и получения готовой продукции или полуфабрикатов из этого сырья. Часть продукции достается компании-партнеру в качестве платы за переработку.

Среди прочих законодательных «проб» по легализации отраслевого бизнеса Гильдия российских ювелиров замахнулась на борьбу с бюрократизмом. «Был дополнительно сформулирован законопроект, согласно которому способ транспортировки драгоценных материалов определяет собственник, а не чиновники из госорганов», — сообщил Валерий Радашевич.

Позиция частных ювелиров по устранению сдерживающих факторов в развитии отраслевого рынка такова: все в руках правительства, если оно захочет привести в соответствие «дела ювелирные», то сможет это сделать в короткие сроки и при малых затратах. Вопрос о цивилизованном ведении предпринимательской деятельности на ювелирном рынке в России остается открытым.

Комментарии экспертов

Андрей Плахин, начальник планово-экономического отдела ОАО «Ювелиры Урала»:

Уральские ювелиры в основном используют местное сырье, как драгоценные металлы, так и драгкамни. За период 2000–2007 гг. в области было добыто более 46 тонн золота, свыше 2 тонн платины и почти 314 тонн серебра. В прошлом году золотодобывающая промышленность Свердловской области показала один из самых высоких результатов по сравнению с предыдущими периодами — 110% к уровню 2006 года. С учетом того, что на Урале сосредоточено 60% запасов российского золота и регион является крупнейшей золоторудной провинцией России и мира, из них добывается 11% золота. Стоит добавить, что в Свердловской области находится единственное разрабатываемое в Европе Малышевское месторождение изумрудов. Помимо этого, по запасам алмазов Урал занимает второе место в стране после Республики Саха (Якутия), наиболее крупное месторождение — Вишерское, в Пермской области.

Надежда Ялунина, директор сети магазинов «Ринго»:

Российская система оценки драгоценных камней отличается от международной. Эта разница на руку «серому» бизнесу, который «сжирает» больше половины всего рынка. Когда мне говорят, что в Москве бриллианты более высокой характеристики стоят дешевле, чем наш товар низкой категории, что я могу сказать? Эта продукция была явно ввезена неофициально. Естественно, чистым криминалом занимаются единицы, но по пальцам можно пересчитать компании, которые производят товар — я имею в виду готовые украшения — во-первых, самостоятельно, во-вторых, в России.

Иностранцы вообще считают, что работать с камнями высоких характеристик нельзя, но в России потребитель хочет лучшие бриллианты — и получает их. Из-за того что за границей оценивают камни по другим стандартам, там и обработка иная. Учеными было доказано, что идеальная обработка камня — это 57 граней, только тогда бриллиант начинает «играть». Но, например, как работает индийский мастер? В руках у него серая, слегка прозрачная алмазная масса в один карат, и он знает, что если сделает 0,9 карат, то ему, естественно, заплатят больше денег. Поэтому, когда он гранит, то не соблюдает геометрических стандартов, чтобы сохранить массу камня. Российские мастера работают с точностью до наоборот, соблюдая все технические и геометрические стандарты. В связи с этим из алмаза весом в один карат получается бриллиант 0,5 карата, а остатки идут на мелкие бриллианты или на выброс. Поэтому российские бриллианты считаются более «чистыми».

Текст: Анастасия Лотова

Журнал Top Business

*Статье более 8 лет. Может содержать устаревшие данные

Выберите подходящий для вас бизнес: